Пленарные лекции: Константин Антонов

Пленарные лекции: Константин Антонов

Константин Антонов — доктор философских наук, заведующий кафедрой Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, президент Русского религиоведческого общества, Москва.

Принцип методологического объективизма и позиция «точки зрения» в академическом исследовании религии: проблемы и перспективы

Представляется, что несмотря на все многообразие методологических подходов, сложившихся в отечественном и мировом религиоведении, можно, с известной       долей приближения, выделить и описать две основные тенденции, взаимодействие (в том числе полемическое) которых и задает это многообразие. Из них первая настаивает на объективности (по крайней мере, потенциальной) и общезначимости научного религиоведческого знания, вторая же – акцентирует его мировоззренческую обусловленность, неустранимую зависимость результатов исследования от мировоззренческой и/или политической позиции ученого.

Принцип методологического объективизма связан с классическим идеалом рациональности, ему присущ пафос безоценочности, внеидеологичности, полной автономии научного знания, и, в частности, автономии религиоведческого знания по отношению к любым формам теологического или философского диктата. В тоже время, следует отметить, что критика классического идеала рациональности, стремление к методологическому размежеванию естественных и гуманитарных наук, осознание исторической обусловленности и перформативной природы гуманитарного знания, постпозитивистская критика верификационизма и фальсификационизма, постмодернистская критика классической историографии, конструктивизм в понимании человеческого познания, критические исследования культурной обусловленности его результатов – нараставшие на протяжении XX века, ставят объективистский подход в тяжелое положение и во многом провоцируют развитие альтернативных подходов.

Вместе с тем, представляется очевидным, что прямолинейное проведение «позиции точки зрения» неприемлемо для научного сообщества, поскольку фактически означает его разрушение, стирает грани между обыденным и научным познанием, влечет за собой политизацию и, шире, инструментализацию науки, ее подчинение религиозным или идеологическим сообществам, пафосу «государственного интереса».

Возможно ли и как возможно сохранение принципа объективности как действенного регулятива религиоведческого познания? В какой мере необходим и потенциально продуктивен учет «позиции точки зрения» в выработке стратегии конкретного религиоведческого исследования?